О немедикаментозных методах лечения

Материалы сайта принадлежат автору. Полное или частичное копирование материалов допускается только с письменного разрешения автора и обязательной ссылкой.

                Немедикаментозные  методы лечения.

   Немедикаментозные методы лечения лишены недостатков медикаментозного лечения, проявляющихся в виде интоксикаций, обострений, проявления аллергий и других осложнений, вплоть до летального исхода.
   При медикаментозном лечении практически невозможен лабораторный  контроль  за количеством вводимых химических препаратов, чтобы, во-первых, определять с достаточной по частоте периодичностью степень разумной достаточности количественного  введения этого препарата и, во-вторых,  знать о том состоянии организма, при котором  следует прекратить дальнейшее  поступление этих препаратов.
   Отсутствие такого контроля не позволяет своевременно приступить к мероприятиям по немедленному  выводу  из организма лекарств или их дериватов, особенно  при хроническом  отравлении ими.
   Относительно дериватов, получающихся от контакта химического вещества с жидкими средами организма, следует серьёзно поразмышлять.
   Лекарственные вещества попадают (вводятся) в организм человека,  чаще всего,  насильственно(!),  в виде   перорального   (таблетки, порошки, суспензии, растворы, настойки, отвары, капсулы), внутривенного и внутриартериального,  подкожного (инъекции, электрофорез), внутримышечного  и ингаляционного  способа.
   Основная форма лекарств – таблетки. Попадая в желудок эти химические вещества, вначале  подвергаются воздействию соляной кислоты желудка (рН 1,5 – 2,0). Не трудно догадаться, что происходит с начальным веществом, заложенным в препарат, и как это, уже изменённое вещество потом действует на ткани и органы.  
   Это первый этап образования того, что мы называем «дериватами».
   Далее, это же  вещество, претерпевшее специфические  изменения в желудке,  попадает в 12-ти перстную кишку. Там его «поджидает»  щёлочь(!)  12-перстной кишки, плюс желчь и панкреатический сок,  с рН равной 9 - 10. Во что теперь превратится тот лекарственный препарат, который был задуман изначально?
   Оппоненты скажут, что препарат обладает кислотоустойчивыми свойствами, но тогда, как быть с  реакцией лекарственного препарата на щёлочь? И наоборот, если представить, что препарат имеет устойчивость к щёлочи, то первое соприкосновение с соляной кислотой желудочного сока должно по законам химии изменить его. А что на самом деле происходит в этих случаях, никто не знает, мы можем лишь догадываться.
   Трудно создать вещество ни на что не реагирующее. Есть золото, платина – так называемые «инертные» (не подлежащие окислению)  металлы. Тогда, как мы имеем дело с весьма неустойчивыми лекарственными веществами и, с надеждой, что эти лекарства только положительно действуют на организм. А на самом деле?
   Я на эти вопросы ответа не нашёл, ни тогда, когда учился в институте, ни позже, когда занимался лечебной практикой.  На третьем курсе института шёл курс фармакологии. Маститый профессор кафедры фармакологии  рассказывал о лекарственном препарате, посвятив большую  половину лекции тем негативным последствиям, которые вызывал в организме данный препарат. Перед перерывом заканчивая рассказ, профессор спросил у студенческой аудитории, есть ли вопросы по данному препарату. Я поднялся и задал вопрос: «Если это лекарство имеет столько негативных свойств и противопоказаний к применению, к тому же  вызывающий осложнения, то зачем его назначать больным?». В ответ, профессор сначала спросил мою фамилию и, сказав, что сейчас перерыв, пообещал ответить после перерыва. Однако, началась лекция, и профессор продолжил рассказ  уже о другом препарате, забыв про данное обещание. В перерыве  ассистент кафедры сказал мне: «Лёня, это не разумно задавать профессору подобные вопросы. Он запомнил твою фамилию, не желаю тебе попасть к нему на экзамене».  Так, я первый раз столкнулся с принципами фармакологии: думать не надо, есть препараты – их и следует назначать согласно клиническим симптомам и прописанным инструкциям.   
   «Благодаря» достаточному перечню препаратов, сведённых в специальные рецептурные справочники (Мошковского, Тареева и пр.), в которых они систематизированы  не по причине заболеваний, а по симптомам, врач может не особенно заботиться о последствиях приёма их больными. Он действует согласно инструкции, прописанной официально в фармакологических справочниках, и, если больному стало плохо или он умер, то никто не может предъявить претензий врачу.  Всегда найдётся достойный ответ.
    Поэтому, на каждый симптом болезни у врача есть достаточный выбор предлагаемых фармакологией средств. Если одно лекарство больному  не помогло, то  назначается другое. При аналогичном  случае со вторым – назначается  третье, и так далее. Налицо - постоянно действующий эксперимент.
    Можно часто слышать, что этот врач «любит» назначать одни препараты (он их «освоил», он к ним привык), другой – к другим. А что делать, когда это происходит в «условиях поликлиники», когда дефицит времени на пациента, когда «всё» надо ещё и записать в историю болезни. Думать врачу уже некогда, остаётся только шаблон. Да и сестра, сидящая с врачом на приёме, часто занята предварительным заполнением рецептурных бланков, чтобы врачу оставалось только поставить свою подпись в рецептурном бланке, чтобы успеть  принять всех записавшихся на приём больных, так как у него жёсткий количественный план приёма, оговоренный приказом Минздрава.
   Получается, что врач  здесь вроде бы и «не при чём».  Он – сторона страдающая, по-своему,  загнанный в рамки бытия.
   Начало процесса дискредитации и последующей деградации  врача, по моему мнению,  кроется во вступительных  экзаменах, где, порой,  достаточно сдать всего один экзамен на «5» и ты уже студент - медик, а не в специальном тестировании на профпригодность. 
   Затем, этот процесс продолжается в системе обучения, где, получив общее образование в институте и последующую  специализацию в МАПО, врач всё равно не может «оторваться» от справочника лекарственных препаратов. Врач не может думать, сопоставлять, анализировать и творить.  Его также не обучают прикладным (немедикаментозным) методам лечения. Я уже не говорю о таком врачебном праве,  как консилиум по данному больному со своими коллегами по профессии, который канул в Лету с окончанием земской медицины в России после революции.
    Далее, во времени общения врача и больного, которое сужено рамками   министерского приказа  до такой степени, что не позволяет врачу, даже если бы он и хотел, применять прикладные технологии.
    Исход такого положения для многих больных людей - это путь на хирургическое лечение, когда общая терапия «загнана» в угол, когда развивается только хирургия и фармакология.
    Таким образом, между первичным обращением заболевшего человека за помощью и направлением его (спустя время) на операцию появилась своеобразная  ниша, которую по праву должна занять немедикаментозная терапия.
    Для того, чтобы это  произошло, понадобятся специалисты широкого профиля, обладающие  приёмами и навыками немедикаментозных методов лечения, а так же не ограниченным временем их исполнения. 
    Только в том случае, когда в современном здравоохранении действительно произойдёт «перестройка», когда осуществится  передел сфер влияния в пользу консервативных методов лечения, когда терапия  поднимется  на соответствующую  ступень в Медицине  с её флагом в виде Профилактики  - отпадёт необходимость  в расширительном применении химических препаратов  и  хирургических методах  лечения,  в необходимости  обращения больных  к различного рода парамедицинским «специалистам».
    Для того, чтобы это произошло, необходимо осуществить специальный отбор «во врачи», наладить обучение прикладным технологиям, усовершенствовать  лабораторно-инструментальную  диагностику,  устранить  ограничение временных рамок контакта врача и больного, производить материальную оценку труда врача по результатам  лечения и пр.
   Безусловно, что к эффективным методам лечения, и особенно профилактике  подавляющего числа заболеваний следует отнести:
- гомеопатию и фитотерапию;
- с некоторыми ограничениями и осторожностью:  физиотерапию (в виде вакуумного массажа, электростимуляции и термотерапии), апитерапию и гирудотерапию;
-  мануальную терапию и массаж, при условии, если они направлены на устранение причины;
- всевозможные суггестивные практики (для той категории больных, которые не имеют отклонений в анализах и инструментальных  исследованиях), в том числе экстрасенсорное, биоэнергетическое и полевое воздействие.
  ЛК