05. Диафрагмы тела

Материалы сайта принадлежат автору. Полное или частичное копирование материалов допускается только с письменного разрешения автора и обязательной ссылкой.

Диафрагма тела подобна плотине. В одном случае при поломке шлюзов нет возможности сбросить накопившуюся воду, а в другом — появление бреши в основании поиводит к её последующему разрушению. В диафрагме избыточное напряжение тканей может приводить ксдавливанию внутренних органов и ущемлению проходящих через них сосудов, ослабление может стать причиной появления диафрагмальных грыж.

В организме человека с анатомической точки зрения можно выделить ряд диафрагм — тазовая, грудобрюшная, подключичная, подчелюстная и намёт мозжечка. Каждая диафрагма может иметь как самостоятельную патологию, так и быть отдельным звеном в патологической цепи болезни. В связи с тем, что нарушения в области диафрагм, как правило, носят сочетанный характер, я старался исследовать физическое состояние всех диафрагм независимо оттого, имелись жалобы у пациента на них или нет.

Достаточно часто при пальпаторном исследовании диафрагм я находил болезненные уплотнения, о существовании которых сами больные не подозревали. Интересен тот факт, что эти уплотнения определяются исключительно пальпаторно, никакой другой вид диагностики их не регистрирует. Информации поданной теме недостаточно, поэтому моя задача в этой работе — показать разнообразие клинических проявлений патологии, а также при- чинно-следственные связи, как в структуре самих диафрагм, так и во внутренних органах, непосредственно прилегающих к ним.

ДИАФРАГМА ТАЗА

Дисфункции в области тазовой диафрагмы сопровождаются ощущениями тяжести, скованности и болью в тазовом поясе (внутренние органы, мышцы, связки, суставы и сочленения). К характерным симптомам можно отнести пастозность мягких тканей таза, застойные явления в области ягодичных мышц, напряжение паховых связок и тугоподвижность суставов.

В большинстве патологий таза ягодичные мышцы и поверхностные ткани, расположенные над ними, имеют сниженную температуру, что подтверждается тепловизионным исследованием. Температура кожного покрова и подлежащих тканей, как правило, на 5–7 градусов ниже, чем в других участках тела. Рефлексотерапевты сказали бы, что это выраженное состояние ИНЬ. Странно, что никто не обращает внимания на этот феномен, ягодичная область заслуживает самого тщательного исследования.

Кожная складка в зоне ягодиц при патологии таза берется с трудом и чрезвычайно болезненна. Ткани в области тазобедренного сустава отёчные (т. н. «галифе) со следами фиброза в подкожном слое, наличием лимфостаза и отложением недоокисленных продуктов, в том числе и жиров.

Большая ягодичная мышца взаимозависима с областью верхнешейного отдела позвоночника и патология в указанной мышце сказывается на состоянии этого отдела (собственное наблюдение). При хроническом напряжении больших ягодичных мышц рефлекторно напрягается группа подзатылочных мышц, формируя гиперлордоз в шейном отделе позвоночника. Поэтому так трудно добиться положительного эффекта, если не учитывать этот фактор в процессе лечения.

Напряжение грушевидной мышцы и паховых связок приводит к частичному ущемлению нервов и сосудов бедра, формируя как типичные, так и атипичные корешковые (туннельные) синдромы.

Наряду с ягодичными, грушевидными и пояснично-подвздош- ными мышцами, большую роль в состоянии тазовой диафрагмы играет илио-тибиальный тракт и четырёхглавая мышца бедра. При их дисфункции происходит элевация таза, и, как следствие, напряжение мышц и связок в области диафрагмы.

Застойные явления в области малого таза вызывают патологические изменения во внутренних органах, сопровождающиеся падением местного тканевого иммунитета и развитием инфекционных и других заболеваний. В «холодных тканях антибиотики не работают, ввиду их малой концентрации из-за недостаточного уровня кровообращения, а иммунные клетки крови при сниженной температуре тканей не проявляют свою биологическую активность, в связи с чем лечение так называемых «скрытых инфекций, несмотря на применение современных антибиотиков, не даёт результата.

В этих случаях я применял комплексную терапию. Прежде всего старался основное внимание уделить воздействиям, направленным на восстановление температуры тканей и раскрытие сосудистой капиллярной сети, обеспечивая, тем самым, доставку лекарственных средств ко всем клеткам тела и активизируя иммунные тела.

Следующим звеном в патологии тазовой диафрагмы являются мышцы и связки между копчиком, крестцом и подвздошными костями. Изменение тонуса мышц и связок в области дна таза может приводить к изменению положения органов, расположенных в непосредственной близости (мочевой пузырь, матка и её придатки, предстательная железа, прямая кишка).

Наиболее вероятными причинами, вызывающими нарушения в тазовой диафрагме, являются: смещение тазовых костей при падении; растяжение мышц и связок при подъёме тяжести; операционные вмешательства (операции на брюшной полости, аборты); инфекционные заболевания мочеполовых органов, завершающиеся спаечными процессами; патология кишечника (особенно его нижнего отдела), сопровождающаяся запорами; длительный кашель с элементом натуживания; переохлаждение и др.

Патология тазовой диафрагмы может приводить к сосудистым нарушениям и, соответственно, к нарушению трофики тканей, втом числе, соединительной (А. Алексеев, 1999 г.). В результате чего возникают грыжи, варикоцеле и пр.

Диагностика в области тазовой диафрагмы осуществляется при помощи мануального исследования. Путём плавного и дозированного нажатия большими пальцами рук тестированию подлежат внутренние органы, прилегающие к диафрагме. Исследуются также мышцы и связки таза, включая места их прикреплений. Это позволяет оценить состояние тканей, их подвижность, консистенцию, напряжённость и болезненность. Исследованию подвергаются: ткани вокруг ануса, слева и справа от копчика и крестца (медиальнее седалищных бугров); нижний и верхний край лонного сочленения; верх- не-внутренние края подвздошных костей; тазобедренные суставы и мышцы (ягодичные, грушевидные, прямая и косые мышцы живота и пояснично-подвздошные); мембраны запирательных отверстий.

Особое место в исследовании должно принадлежать лонным костям (передне-внутренняя поверхность) и краям подвздошных костей (внутренняя поверхность). В норме эти зоны должны легко и безболезненно пальпироваться.

Практика показала, что в подавляющем большинстве случаев диагностическая пальпация этих зон чрезвычайно чувствительна и болезненна. Но уже после ряда лечебных сеансов можно было свободно и безболезненно завести большие пальцы со стороны брюшной полости под лонное сочленение и пальпировать внутренний край подвздошных костей. Наряду с другими манипуляциями на органах и тканях таза это имело решающее значение в мероприятиях по подготовке женщин к физиологически свободным родам. У всех, кто проходил этот этап подготовки, роды протекли с минимальными болями, в короткие сроки и без патологических последствий для рожениц и новорождённых.

При ректальном исследовании я укладывал пациента на живот, так как в этом положении ему легче расслабиться. Такое положение пациента позволяло мне легче оценить состояние крестцово- копчикового перехода, запирательных отверстий и внутренних органов.

Предстательная железа имеет тенденцию к смещению (собственное наблюдение). Причём, в большинстве случаев она смещается вправо от продольной оси тела. В норме, тело железы определяется достаточно глубоко (около 4–6 см) и расположено посредине. При патологии она определяется сразу же за анальным кольцом (через 0,5–1,5 см). Поверхность железы при патологии неровная, бугристая и нижний её край, как правило, выглядитутол- щенным. Железа неподвижна и с трудом поддаётся смещению.

Мочевой пузырь, в результате слабости собственных связок и давления на него кишечника, может опускаться вниз. Вследствие чего его сфинктер ущемляется отверстием в апоневрозе тазовой диафрагмы, вызывая раздражение пузыря и напряжение в диафрагме, Поскольку клинические симптомы такого местоположения мочевого пузыря схожи с симптомами при цистите, может появиться вероятность диагностической ошибки. В подобных случаях обычные лечебные мероприятия, как правило, не дают желаемого результата, и больной продолжает ходить по врачам.

Матка также имеет тенденцию смещаться вниз (особенно после абортов) и может занимать боковое положение, смещаясь к сигме или к слепой кишке. Достаточно часто отмечается её разворот на месте в правую или в левую сторону. Наиболее патологичными являются загибы матки назад или вперёд, сопровождающиеся перекручиванием труб. Иногда матка располагается посредине, но шейка матки повёрнута в сторону или направлена либо на крестец, либо на мочевой пузырь, упираясь в них (Ж.-П. Барраль, 1989 г.).

В моей практике было несколько случаев, когда загибы матки регистрировались с помощью УЗИ у женщин 16–18 лет, не имевших в анамнезе ни родов, ни абортов, а некоторые из них даже не имели половых контактов. Чаще это были боковые смещения, что, по моему мнению, связано с наличием спаечных процессов в малом тазу и вяло текущим хроническим аппендицитом или колитом. Характерными признаками, которые сопровождали изменение местоположения матки, были косо скошенный таз, повышенный лимфоцитоз и эозинофилия в крови, как следствие наличия хронического воспаления и паразитарных инвазий,

«Эти смещения матки для гинекологов не представляют особого интереса, за исключением грубых нарушений в виде проллапса или ретроградного загиба, да и то только как констатация самого факта патологии, тогда как для нас это имеет такое же важное значение, как и любая другая патология (Ж.-П. Барраль, 1989 г.).

Полностью соглашаясь с Барралем, добавлю, что при патологии внутреннего органа, да к тому же изменившего свое местоположение, организм формирует специфическую сколиотическую осанку, приспосабливаясь к патологии внутреннего органа. В результате изменяется центр тяжести, и напрягаются группы мышц, удерживающих тело в новом положении. У пациента появляется боль в этих напряжённых мышцах, с чем он и приходит на приём к врачу.

К счастью, для этой категории больных в мануальной терапии и висцеральной хиропрактике есть приёмы, с помощью которых можно привести матку и другие органы в нормальное анатомическое положение, а вместе с этим устранить сопутствующие симптомы.

Так, например, смещённая и ригидная (напряжённая) матка влияет на позвоночник, вызывая его тугоподвижность, особенно в области поясничного и шейного отделов, что сопровождается болевым синдромом, зачастую ошибочно трактуемым как «радикулит (собственное наблюдение). Коррекция матки и ликвидация её ригидного состояния приводила к исчезновению напряжения и боли в мышцах и связках дна таза и спины.

ГРУДОБРЮШНАЯ ДИАФРАГМА

При исследовании грудобрюшной диафрагмы я старался обратить особое внимание на места её прикрепления, так как именно с ними были связаны основные причины патологических процессов.

Перенапряжение связок, соединяющих задний край диафрагмы с 11 и 12 рёбрами и с поперечными отростками поясничных позвонков, приводило к появлению боли в этой области, ошибочно трактуемой как «радикулит или проявление остеохондроза. Часто, при покашливании или чихании, боль появлялась в области первого и второго поясничных позвонков и иррадиировала по ноге. Пациенты жалуются на невозможность повернуться с бока на бок, лёжа в постели, на боли во время вставания с постели или после длительного сидения. Иногда подобные симптомы врачи объясняют наличием межпозвоночных грыж, с чем я не могу согласиться.

Боль, возникающая вследствие патологии переднего края диафрагмы, порой похожа на боль при заболевании печени, желчного пузыря, желудка и других органов, что вводит в заблуждение и больного, и врача. Поэтому, у ряда пациентов, которым в подобной ситуации проводилось аллопатическое лечение, не было положительной динамики.

Клинические проявления патологии в области грудной диафрагмы имеют свою специфику, связанную с анатомическими особенностями её строения и расположения. Больные жалуются на чувство тяжести и боль в подреберье и пояснице, затруднённое дыхание (больше связанное с вдохом), на ограничение поворотов туловища, трудности при наклонах и прогибах вперёд и назад. При исследовании дыхательной экскурсии грудной клетки отмечается ограничение её движения с одной или двух сторон. Внутренняя поверхность рёберного края (место прикрепления диафрагмы) при пальпации чрезвычайно болезненная. По её ходу, как правило, пальпируются уплотнения и тяжи, которые прилегают непосредственно к рёберному краю, делая его неровным и утолщённым. Когда пациент лежит на спине, рёберные дуги могут сильно выступать вверх, иногда ассиметрично, если один рёберный край располагается ниже или выше другого.

При тепловизионной диагностике явления перенапряжения мышечно-связочных структур в области диафрагмы проявляются в виде «холодных зон, расположенных спереди по рёберному краю и сзади, в области 11 и 12 рёбер. Эти термографические признаки на первом этапе исследования мешают дифференцировать патологию диафрагмы от патологии внутренних органов (печень, желчный пузырь, желудок, почки и др.). Однако, после первых терапевтических сеансов, проведённых на диафрагме, всё становится на своё место. Если это нарушение было связано с патологией самой диафрагмы, то после устранения спастического состояния мышц и сосудов боль исчезала. Положительный терапевтический эффект подтверждался тепловизионным исследованием в виде исчезновения «холодной зоны.

Функциональное состояние диафрагмы может зависеть от психоэмоционального фактора. При хроническом стрессе у пациентов мне приходилось наблюдать изменения в виде чрезмерно втянутого живота и напряжения мышц передней брюшной стенки. В глубине тканей брюшной полости, в области между пупком и мечевидным отростком, часто пальпировались болезненные уплотнения, не регистрируемые рентгеновским исследованием и УЗИ. После ликвидации последствий стресса исчезали и указанные изменения. Самым эффективным средством снятия напряжения, появившегося в результате стресса, было проведение специфического приёма над проекцией солнечного сплетения.

При патологических процессах в печени (гепатит, интоксикация, травмы и пр.), в пищеводе (эзофагит, дивертикулы нижней части пищевода, диафрагмальная грыжа пищевода) и в желудке (гастриты, язвенная болезнь) образуются спайки между этими органами и диафрагмой. С одной стороны, спайки ограничивают микро- и макроподвижность самих внутренних органов, а с другой стороны — вовлекают в этот процесс диафрагму (Ж.-П. Барраль, 1989 г.). Избыточное натяжение купола диафрагмы может привести к раздражению кровеносных сосудов, проходящих через неё. Это раздражение проявляется в виде сильной и жёсткой пульсации, как самой аорты, так и сосудов, отходящих от неё к внутренним органам.

Диагностика патологии диафрагмы проводится с помощью визуального, пальпаторного и инструментальных методов исследования.

На первом этапе диагностики я использовал, как правило, первые два метода. Стоя сбоку от пациента со стороны своего доминирующего глаза, я укладывал указательные пальцы на межрёберные промежутки 8–9 или 9—10 рёбер слева и справа от продольной линии тела по сосковым линиям. Затем просил пациента производить медленные глубокие вдохи и выдохи, а сам отмечал замедление или ускорение движения своих пальцев и, соответственно, грудной клетки слева и справа.

Далее, стоя за спиной сидящего пациента, я заводил пальцы рук под рёберный край слева и справа, слегка подтягивая его вверх, и просил пациента глубоко подышать, чтобы оценить подвижность грудной клетки и внутренних органов, расположенных под диафрагмой.

Затем, уложив больного на живот, методом пружинистых надавливаний в области 11 и 12 рёбер, я определял степень их подвижности и болезненности и, следовательно, их участия в патологическом процессе. Наиболее эффективным приёмом, как при исследовании, так и при лечении, была глубокая пальпация пространства между 12 ребром и краем подвздошной кости. Выявив болезненность этих зон, я с помощью глубокого проникающего движения рук снимал патологическое напряжение мышц, добиваясь стойкого лечебного эффекта.

Дополнительные результаты мне давал метод перкуссии в местах крепления диафрагмы и прилегающих к ней внутренних органов. Необходимо помнить, что застойные явления в почках и паранеф- ральной клетчатке (околопочечных пространствах) также могут влиять на состояние грудобрюшной диафрагмы. Следовательно, в процесс исследования и лечения должны быть включены и они.

Благодаря комплексному лечению, мне удавалось помочь пациентам избежать предлагаемых операций на позвоночнике. Ремиссия длится уже более двух десятков лет.

ПОДКЛЮЧИЧНАЯ ДИАФРАГМА

При патологии в области подключичной диафрагмы больные жалуются на головные боли (тупые, ноющие, с чувством давления или сжатия, с явлениями жара или парестезии), головокружение, тошноту, учащённое (чаще поверхностное) дыхание и сердцебиение. Возможны сопутствующие симптомы: скованность верхнего плечевого пояса; цианоз, проявляющийся в снижении температуры кистей рук; парастезии кистей и пальцев рук в ночные и утренние часы; напряжение в области больших грудных мышц, припухлость в надключичных ямках; болезненность и напряжение в горизон- тальной порции трапецевидной мышцы; ограничение в поворотах, наклонах головы и разгибании шейного отдела позвоночника.

Резкое опускание предварительно поднятых плеч, также как и глубокая пальпация тканей в зоне диафрагмы, при наличии патологии вызывает боль и иррадиацию электрического тока в плечо, локоть и кисть.

Диагностическое обследование заключается в пальпации зоны подключичной диафрагмы. Осуществление активных и пассивных движений в ключично-стернальном и ключично-акромиаль- ном суставах позволяло мне определить подвижность ключицы, первого и второго ребра, а также объём ротационных движений в области шейно-грудного перехода. Особое внимание я уделял исследованию купола лёгких, так как его напряжение негативно сказывалось на качестве вентиляции верхних отделов лёгких и на состоянии диафрагмы.

Большую помощь в исследовании этой зоны оказывала теп- ловизионная диагностика. На теплограммах верхнего грудного отдела чаще всего определяются элементы асептического воспаления (локально повышенной температуры) спереди слева под ключицей и сзади справа в горизонтальной порции трапециевидной мышцы. Участки с пониженной температурой (спастические явления) чаще отмечались в области грудных мышц, в месте их прикрепления к плечевой кости, в ключичной части ГКС мышцы и в области шейно-грудного перехода сзади, место так называемого «женского горба.

ПОДЧЕЛЮСТНАЯ ДИАФРАГМА

Эта область ограничена краем нижней челюсти, затылочной костью, поперечными отростками верхних шейных позвонков и мышцами шеи. В глубине подчелюстной диафрагмы проходят артерии и вены, обеспечивающие приток и отток крови к головному мозгу, органам и тканям головы.

Диагностика самой подчелюстной диафрагмы включает в себя методы пальпации и исследования объёма движений (активных и пассивных) нижней челюсти и шейного отдела позвоночника. Они достаточно полно освещены в литературе. Необходимо подчеркнуть лишь важность исследования мышечных и костных структур, состояние которых оказывает влияние на наружную и внутреннюю сонные артерии и на позвоночные артерии.

Клинические проявления при патологии весьма разнообразны, так как захватывают не только головной мозг, но и такие важные органы, как глаза, уши, нос и др. Ведущими симптомами являются боль, головокружение, атаксии, расстройства зрения и слуха, обоняния, неадекватные вегетативные реакции, вегетосо- судистые дистонии.

При проведении тепловизионной диагностики лицевой части головы в подавляющем большинстве случаев определяются «холодные зоны в области щек (по ходу средней ветви лицевого нерва и лицевой ветви наружной сонной артерии). Изменения отмечаются в области висков, носа, лба и глаз.

Прежде всего, меня интересовала патология, связанная с сосудами, обеспечивающими кровоснабжение головного мозга. Доплеровское исследование даёт характеристику той части сосудов, которая имеет достаточный для измерения диаметр, тогда как состояние более мелких сосудов, капилляров, этим методом не определяется.

Тепловизионная техника не позволяет напрямую диагностировать сосуды головного мозга, но с её помощью можно исследовать сосудистое русло лицевой части головы. В случаях, когда волосяной покров отсутствует, диагностика всего черепа может дать врачу дополнительную информацию, с помощью которой он сможет найти верный путь лечения.

Определение спазмированных (холодных) участков или воспалительных процессов в области лица и шеи дает возможность, хотя и косвенно, судить о месте патологии и масштабе поражения.

А. Огулов выстраивает (на мой взгляд, гениально) причинно- следственную связь между определённой патологией почек и мышцами шеи. Последние, находясь в состоянии напряжения, приводят к частичному ущемлению сосудов и нервов шеи, опосредованно влияя на кровоснабжение и иннервацию глаз, ушей, челюстей, щитовидной железы и, в том числе, на подчелюстную диафрагму в целом.

Для более детальной диагностики интересующей области я предлагаю использовать метод ортостатического исследования с помощью качающегося стола, подробное описание которого вы найдете в этой книге.

НАМЁТ МОЗЖЕЧКА

Ряд патологий, связанных с нарушениями в высшей нервной деятельности, может зависеть от намёта мозжечка, изменение натяжения которого оказывает патологическое влияние на прилегающие ткани, мозговые оболочки и, опосредованно, на организм человека в целом.

На намёт мозжечка могут оказывать влияние патология ат- ланто-окципитального сочленения, блоки в первых двух шейных позвонках, компрессия швов между лобной костью и костями носа, между затылочной костью и височными костями, нарушения в соотношении костей нёба и др.

Клинические симптомы проявляются в виде головных болей, головокружения, нарушения равновесия и пр.

Описание практической части лечения диафрагм не публикуется ввиду специфичности и трудности изложения данного материала.

Для освоения лечебных приёмов требуется непосредственное участие трёх сторон: преподавателя, стажёра и пациента.