07. Мануальная терапия живота

Материалы сайта принадлежат автору. Полное или частичное копирование материалов допускается только с письменного разрешения автора и обязательной ссылкой.

Мануальная терапия внутренних органов находит всё большее число своих приверженцев как альтернатива таким видам лечения, какхирургия и аллопатия. Уникальность этой методики состоит в том, что воздействие на внутренние органы осуществляется почти непосредственно, за исключением сердца и лёгких, прикрытых грудной клеткой. Можно привести достаточное количество примеров, когда больные, «приговорённые к операции или к длительному применению лекарств, полностью выздоравливали, пройдя лечение висцеральной мануальной терапией.

Приёмы мануальной терапии органов брюшной полости получили распространение лишь в последнее время, хотя их истоки уходят в глубину веков. Например, в народной медицине большое значение уделялось пупку. Прежде чем приступить к лечебным процедурам на внутренних органах, больному предварительно «развязывали (старый специфический термин народной медицины) пупок, используя различные мази как при непосредственной рабрте с пупком, так и в виде последующих аппликаций. На область пупка применяется вакуумная терапия. Ранее это действие называлось — «бросить горшок. Также на область пупка ставились пиявки. Эти методы и сегодня находят успешное применение в целительской практике. При ликвидации пупочных грыж у младенцев народные целители использовали особую щипковую технику, при которой необходимость в оперативном вмешательстве отпадала.

К сожалению, практический опыт народной медицины не был освоен и описан официальной медициной, и на сегодняшний день многие методики утеряны. Часть сведений, приводимых в этой главе, получены мной при обучении у одной из народных целитель- ниц на Волге.

Тем не менее, сохранились методы и приёмы, которые испокон веков использовались на Руси и до сих пор применяются при «лечении живота в поселениях староверов в Сибири.

Описание приёмов мануальной терапии внутренних органов есть и у зарубежных авторов (Р. Стоун, Ж.-П. Барраль и др.), однако, по моему мнению, приёмы старорусской висцеральной хиропрактики являются наиболее доступными и эффективными.

Мануальная терапия внутренних органов находит всё большее число своих приверженцев как альтернатива таким видам лечения, как хирургия и аллопатия. Уникальность этой методики состоит в том, что воздействие на внутренние органы осуществляется почти непосредственно, за исключением сердца и лёгких, прикрытых грудной клеткой. Можно привести достаточное количество примеров, когда больные, «приговорённые к операции или к длительному применению лекарств, полностью выздоравливали, пройдя лечение висцеральной мануальной терапией.

Методы висцеральной терапии конкретны, многопрофильны и экологичны. Например, на первом же сеансе при пальпатор- ном обследовании желудка определяется его местоположение, подвижность, чувствительность, а также взаимозависимость посредством связок, нервов, сосудов, спаек с другими прилежащими органами. Причём, приёмы этого исследования несколько отличаются от методов, принятых в классической пропедевтике внутренних болезней.

Непосредственно за обследованием желудка выполняются терапевтические манипуляции, позволяющие расслабить и снять боль с напряжённого и болезненного желудка, не прибегая ни к спазмолитическим, ни к обезболивающим средствам. Если желудок опущен или приподнят, его можно вернуть в физиологические границы. Если между желудком и соседними органами и тканями есть спайки, можно их растянуть и снять напряжение с внутренних органов. И так можно поступить практически с каждым органом.

Многопрофильность метода заключается в том, что врач, вооруженный технологией мануальной терапии внутренних органов, может работать с каждым внутренним органом или участком тела, не ограничиваясь рамками своей специализации.

И что может быть экологичнее исцеляющих рук врача? Конечно, при условии, что врач сам является здоровым человеком и не передаёт информацию о своих заболеваниях пациенту.

Между руками врача и внутренним органом пациента располагается только кожно-подкожный покров. Кожа, мышцы и брюшина легко сминаются при нажатии на них пальцами рук и особого препятствия для воздействия на внутренние органы не представляют. Такое воздействие на внутренние органы имеет соответствующие показания и противопоказания. Поэтому, любое действие врача всегда должно начинаться с диагностики. В данной главе я остановлюсь на некоторых аспектах диагностики и лечения, которые, на мой взгляд, недостаточно полно освещены в литературе по мануальной терапии, и их также нет в классической пропедевтике внутренних болезней.

Одной из диагностических зон является пупок и непосредственно прилегающие к нему ткани. Сведения о функциональной диагностике этой области крайне скудны, по всей видимости, из-за её малой значимости в официальной медицине. Даже в плане простого пальпаторного исследования брюшной полости нет прецедента обследования пупка, если только сам больной не пожалуется на него.

Пупок представляет собой втянутый рубец с кольцом соединительной ткани по периферии, образовавшийся на месте отпавшей пуповины. Через пуповину от матери к плоду идут кровеносные сосуды, желточный проток, а также нервные волокна, иннерви- рующие эти образования. После отпадения пуповины отверстие пупка закрывается, а проток и сосуды, проходящие в нем, запус- тевают. Однако и в спавшемся состоянии они все равно не утрачивают свою энергетическую связь с печенью, с почками и мочевым пузырём, с кишечником, с брюшной частью аорты. Наличие этой связи подтверждается, на мой взгляд, симптомами иррадиации, идущими при патологии от пупка в эти органы.

Пупок покрыт тонкой кожей, лишенной жирового слоя. В норме на термограмме он имеет более высокую температуру, чем окружающие ткани за счёт более тонкого покровного слоя. При патологии разница его температуры и температуры окружающих тканей может быть весьма значительной (повышенной или сниженной) и служит ещё одним критерием в диагностике.

Метод обследования пупка прост и весьма информативен. Обследование пупка можно сравнить с обследованием триггер- ных точек кожи и мышц по Дж. Тревеллу, 1989 г.

Вначале я осуществлял визуальный осмотр пациента в положении стоя и обращал внимание на то, как выглядит пупок, втянут он или выпячен, расположен по центру живота или смещен в одну из сторон. В норме пупок располагается на средней линии живота, он слегка втянут по направлению к спине и не должен иметь признаков смещения, как в вертикальном, так и в горизонтальном направлениях. Смещение пупка вниз, вверх или в сторону, а также чрезмерная его втянутость или выпуклость может указывать на изменение положения внутренних органов, наличие спаечных процессов и пр.

Выпуклость пупка часто свидетельствовала о патологии соединительной ткани (как признак её несостоятельности) или повышении внутрибрюшного давления (А. Алексеев, 1997 г.). Такое состояние пупка косвенно указывало на наличие грыж в грудобрюшной или в тазовой диафрагмах.

После визуального осмотра я укладывал пациента на кушетку на спину и, стоя сбоку, определял смещение пупка относительно срединной линии.

Следующим этапом в исследовании пупка являлись замеры расстояния от него до правой и левой передней верхней подвздошной ости. В норме расстояние слева и справа было одинаковым. Когда же расстояние с одной стороны было больше, можно было предположить нарушение расположения костей таза или патологию внутренних органов. Это давало повод к осуществлению дифференциальной диагностики между строением костного скелета и состоянием внутренних органов. Измеряя расстояние от сосков до пупка у подростков и мужчин, можно было судить о наличии смещения внутренних органов (чаще всего желудка).

Завершив осмотр, я приступал к основному методу диагностики пупка — пальпации.

И. П. — больной лежит на спине, ноги согнуты в коленях. Стоя сбоку от пациента, я тыльной стороной кисти определял температуру пупочной области и соседних областей (если не было возможности провести тепловизионное исследование), а также напряжённость и подвижность как самого пупка, так и мягких тканей вокруг него. Затем, поставив средний палец правой руки на центр пупка, я плавно и медленно «погружался в него, определяя степень напряжения тканей, их подвижность и болезненность, а также место расположения брюшной аорты по её пульсации.

В норме аорта должна определяться слева от пупка (белой линии живота). Отклонение её в правую сторону от центральной линии, а также усиленная пульсация свидетельствовали о повышении тонуса аорты и, соответственно, отходящих от нее артерий, нарушении кровообращения внутренних органов, что сказывалось, в свою очередь, на их функциональной деятельности.

Затем, сместив кончик пальца от центра пупка к его периферии (к пупочному кольцу) на 12 часов (используя принцип часового циферблата), я пальпировал пупочное кольцо и ткани, сминая и сдавливая их. Поэтапно передвигая палец по направлению часовой стрелки, я обследовал таким образом всё пупочное кольцо. Пальпация осуществлялась с определённым усилием, чтобы более детально определить состояние исследуемых тканей.

Такой вид пальпации позволял выявить структурные изменения в исследуемых тканях и возможные патологические взаимосвязи с другими органами или частями тела. Когда при исследовании пупка пациент указывал место появления боли в другой части тела, я запоминал эту область и в последующем подробно её исследовал.

В норме ткани пупка мягкие, ровные и безболезненные вне зависимости от силы нажатия, осуществляемого, конечно же, в разумных пределах. При патологии в момент пальпации пупка могут определяться различные образования в виде узлов и тяжей (от мягких до жёстких) разной степени болезненности. При этом я отмечал ряд характерных реакций со стороны пациентов: ♦ Пациент не позволял притрагиваться к пупку из-за выраженной болезненности, неприятных ощущений или чувства «щекотки. По-моему мнению, это свидетельствовало о перевозбуждении рецепторов в тканях, а состояние «щекотки я рассматривал как предболь, предпатологию, в основе которой лежало перевозбуждение вегетативной нервной системы. В норме у здорового человека чувства «щекотки быть не должно. В моей практике встречались пациенты, которые годами не прикасались к пупку из-за боли или неприятных ощущений, не мыли его, имея в результате специфические корки из отмерших клеток кожи на месте пупка. В результате лечения у них исчезала патология в брюшной полости и связанные с этим болезненные ощущения в области пупка.

♦ При надавливании на пупок (даже незначительном по силе) появлялось учащение и усиление пульса, увлажнение кожных покровов, прилив тепла к голове и щекам. После лечения при повторной пальпации пупочной области эти вегетативные реакции больше не проявлялись.

♦ В месте глубокой пальпации пупка появлялись парастезии или боль, которая, как правило, иррадиировала в другие области, иногда на довольно большие расстояния. Направление иррадиации, как правило, всегда соответствовало стороне надавливания. Так, например, при пальпации пупочного кольца в направлении 10 и 11 часов иррадиация достигала района желчного пузыря, печени, правого лёгкого, правого плечевого сустава, правой руки, области правой лопатки или позвоночника. При пальпации на 5, б и 7 часов иррадиация распространялась в бёдра, в область промежности и прямой кишки, и т. д. Часто, при возникновении иррадиации в промежность от пальпаторного исследования области пупка в направлении 6 часов, я отправлял пациента на бактериологическое исследование мочи и со- скобов из уретры (вагины), предполагая наличие у него инфекции, и, к сожалению, редко ошибался в своих предположениях.

Именно такое тщательное исследование пупочной области необходимо для выявления патологии и патологической взаимосвязанности органов и тканей.

Этой технологией должен владеть каждый мануальный терапевт, не оставляя без внимания ни одну зону. Например, причины так называемых сколиотических осанок связаны не только с патологией в структурах позвоночника. В моей практике были случаи, когда лечение области пупка и «заинтересованных внутренних органов приводило к ликвидации проявлений сколиоза.

В ходе лечения описываемой области мною была выявлена характерная закономерность. В тех случаях, когда я занимался только областью пупка, не задействуя органы и участки тела, в которые распространялась болевая иррадиация, спустя некоторое время болезненность пупка возвращалась, хотя и была несколько меньше, чем раньше. Когда же лечебным воздействиям подвергалась не только область пупка, но и те зоны, в которые иррадиировала боль, патологические изменения в пупке исчезали окончательно, а вместе с ними и симптом отдачи.

Далее, после проведения диагностики я приступал к лечению. Мягкими круговыми движениями против часовой стрелки я разминал уплотнения до их полного размягчения, добиваясь исчезновения боли и иррадиации в другие области.

Затем я проводил манипуляцию, направленную непосредственно на пупочное кольцо. Погружая в центр пупка пациента прижатые ногтями друг к другу большие пальцы рук, я мягко и плавно раздвигал пупочное кольцо в стороны. Сначала я выполнял это движение в продольном, а затем в поперечном направлении. Время удержания растяжения составляло от 15 до 30 секунд. Процедура могла иметь и несколько усложненный вариант, заключающийся в том, что сначала пупочное кольцо смещалось в сторону ограничения, а затем производилось его растяжение. В результате манипуляции полностью снималось спастическое состояние глубоких тканей пупочной области.

В завершении лечения, мягко захватив кожу вокруг пупка, я оттаивал её вверх. С помощью этого движения приходили в тонус те ткани, которые до этого были ослаблены, а также восстанавливался энергетический баланс тела.

Проведя необходимые манипуляции с тканями пупочной области, я приступал к работе с выявленными в ходе диагностики патологическими зонами.

Какое звено считать первичным в образовавшейся патологической цепи? Это патология в тканях пупка выразилась в виде узелковых образований и стала причиной иррадиации боли в другие части тела, или же патология внутренних органов отозвалась и зафиксировалась таким образом в тканях пупка? В конце концов, это не так важно, потому что технологический процесс охватывает все звенья патологической цепи. Главное то, что описанный выше метод исследования пупочной области позволяет определить патологию внутренних органов на доклинической стадии. Включение в процесс лечения области пупка позволяет расширить арсенал лечебного воздействия по ликвидации звеньев в патологической цепи болезни.

При правильном, внимательном и бережном обращении с тканями вокруг пупка никаких побочных патологических реакций не отмечалось, а лёгкой болезненностью, появляющейся при прикосновении к этой зоне на следующий день после процедуры, можно пренебречь.

Метод не представляет трудности в применении, информативен и эффективен. Он также может быть использован при всех вегетососудистых патологиях, сопровождающихся синдромами раздражения или угнетения вегетативной нервной системы.

Далее я хочу перейти к описанию других приёмов мануальной терапии живота, с помощью которых мне удавалось добиваться ощутимых результатов там, где предшествующие методы не давали желаемого эффекта.

Смещение внутреннего органа со своего «привычного места приводит к избыточному растяжению капсулы, а в других случаях и ткани самого органа и связок, удерживающих его, а также сосудов и нервов. Это не может не сказаться на его функции. Патология внутреннего органа ещё на доклинической стадии её развития заставляет подсознание создавать защитную реакцию в виде сколиотической осанки для обеспечения относительного покоя больного органа. При этом происходит напряжение одних мышц и расслабление других. Это в свою очередь приводит к тому, что движения в туловище или конечностях могут сопровождаться ограничением и/или болевым симптомом. Так, растяжение стенок желудка приводит в начале к появлению диспептических расстройств, а затем к язвенной болезни. Эта патология сказывается на состоянии мышц бедра, вызывая, на первый взгляд, беспричинные боли в колене или стопе. Напряжение передней стенки живота приводит к появлению своеобразной сколиотической осанки в виде продольного кифозирования грудного отдела позвоночника с болью в межлопаточной области. Часто этому состоянию сопутствуют ограничения в движении рук с появлением боли в левом плечевом суставе и локте. Растяжение стенок желчного пузыря или его перекручивание приводит к дискине- зии желчевыводящих путей и к последующей иррадиации болей в голову, правое плечо, сердце и другие области. При патологии почек появляется спазм мышц боковой поверхности шеи, что приводит к ограничению подвижности шейного отдела позвоночника и болям в плечевом поясе. Можно привести достаточное количество подобных примеров, подтверждающих наличие причинно-следственных связей патологии внутренних органов и других частей тела.

Раньше мне казалось, что для работы с телом помимо приёмов МТ вполне достаточно иметь в своем арсенале методы висцеральной мануальной терапии Ж.-П. Барраля. Однако практика показала, что и этого недостаточно. Приведу пример. За медицинской помощью обратилась женщина, 43-х лет, с жалобами на боли в мышцах правого надплечья, плеча и правой лопатки. Она не могла поднять руку вверх, чтобы причесаться, не могла отвести её назад. Боли носили тупой, ноющий характер, как в покое, так и при движениях. Травм в анамнезе этой больной не было. Боль и ограничение в движении рукой возникли постепенно, примерно за полтора года до обращения. Сначала боли были незначительными и кратковременными, а затем стали постоянными. В больнице пациентке был выставлен диагноз: «Плече-лопаточный переартроз в стадии обострения и проведено лечение миорелаксантами, диклофе- н(ком и обезболивающими средствами (Сирдалуд). При рентгеновском исследовании лёгких и позвоночника, УЗИ внутренних органов потологических изменений выявлено не было, за исключением: в желчном пузыре были обнаружены признаки наличия хронического холецистита вне стадии обострения. Из физиотерапевтических средств применялись: магнитотерапия, диатермия, аппликации парафина. На седьмой день лечения в больнице боли резко обострились, и физиотерапия была отменена. На двадцатый день больная была выписана «в удовлетворительном состоянии. Спустя несколько дней после выписки все симптомы болезни возобновились, и больная обратилась за помощью ко мне. При диагностическом осмотре у пациентки не было выявлено каких-либо грубых нарушений со стороны плечевого и локтевого суставов, а также со стороны позвоночника. Тепловизионное исследование показало лишь незначительное повышение температуры в области горизонтальной порции трапециевидной мышцы справа и умеренное снижение её в области задней поверхности плеча. Пальпаторное исследование выявило болезненность и укорочение дельтовидной, плечевой и большой грудной мышц, а также мышцы, поднимающей лопатку справа. При обследовании брюшной полости было обнаружено напряжение и болезненность всей правой подрёберной области (область печени и желчного пузыря) и болезненность в районе илеоцекального клапана.

На первой процедуре я сосредоточил внимание на указанных мышцах. На зону гипертермии (трапециевидная мышца) я воздействовал криотерапией. Лечение внутренних органов провёл с помощью висцеральной хиропрактики по кругам взаимодействия. При воздействии на область печени и желчного пузыря я обратил внимание на иррадиацию боли в область правой лопатки и мышц плеча.

После первой процедуры боль уменьшилась примерно наполовину (со слов больной), но ограничение в движении рукой осталось. На следующей процедуре, проведённой через день, пришлось констатировать возвращение прежней боли. Это говорило о том, что необходимо изменить тактику лечения. Во время процедуры обдавливания области печени и желчного пузыря я просил пациентку дополнительно совершать движения рукой на стороне боли в разные стороны. В результате этих движений пациенткой было определено направление в сторону, в которую болезненные ощущения в тканях, находящихся под компрессией от моего надавливания, усиливались. Пациентка продолжала совершать движение рукрй до тех пор, пока не исчезали боль и чувство натяжения в тканях под моими руками. После процедуры пациентка впервые почувствовала значительное облегчение при движении больной рукой, боль в мышцах уменьшилась. Перед следующим сеансом пациентка отметила сохранение положительного эффекта, достигнутого на предыдущем сеансе.

При дальнейшей работе с областью живота неожиданным и удивительным открытием для меня стало то, что в момент обдавливания области илеоцекального клапана у пациентки помимо местной боли под моими руками появилась боль в плечевом суставе, очень похожая на ту, которая была у нее раньше. Дождавшись исчезновения боли под моими руками, я продолжал удерживать ткани в состоянии компрессии и попросил пациентку совершать движения правой рукой. Через несколько секунд боль в области клапана прошла, а вместе с ней исчезла и боль в области сустава. Следующее надавливание на клапан было уже менее болезненным. При движениях рукой во всех направлениях пациентка чувствовала появление напряжения в области клапана только при отведении руки за голову. Я же ощущал под своими руками смещение тканей в глубине брюшной полости в направлении движения руки пациентки. Причём я не чувствовал смещения мышц брюшного пресса, мне казалось, что это смещаются петли кишечника. Движения рукой пациенткой совершались до тех пор, пока не исчезли все негативные ощущения в области илеоцекального клапана. Со своей стороны я уже не чувствовал смещения внутренних органов.

К восьмому сеансу основные симптомы, на которые жаловалась пациентка, исчезли полностью. При диагностической пальпации печени и желчного пузыря болевые зоны и ирритацию я больше не обнаруживал. Оставшиеся три сеанса были посвящены завершению лечения органов брюшной полости, психофизиологической разгрузке и релаксации.

Подводя итог, я пришёл к выводу, что болевой синдром у данной пациентки возник как защитная реакция на патологию печени и 1 елчного пузыря, так как эти органы условно связаны и с плечевым суставом, и с окружающими его тканями. Участие илеоцекального клапана, казалось бы, удаленного от региона плечевого пояса, подтверждает наличие принципа взаимозависимости различных органов и тканей в организме. Головной мозг на подсознательном уровне сформировал такой мышечный баланс, который позволил оградить органы, находящиеся в правом подреберье, от дополнительного смещения и раздражения. Перенапряженные мышцы плеча и руки болью реагировали на любое физиологическое движение. Лечение печени, желчного пузыря и илеоцекального клапана, направленное на снятие в них застойных явлений, и совершаемое на фоне движений правой рукой, позволило устранить их взаимное влияние друг на друга. Я считаю, что в результате этих действий была устранена причина функционального блока, что позволило, не прибегая к различным манипуляциям на мышцах шеи, плеча и руки, добиться стойкого терапевтического эффекта.

Вспоминая больных со схожими симптомами, я думал: «Вот если бы я раньше знал, как решаются такие проблемы. Многими годами ранее я часто показывал пациентам зависимость правого плечевого сустава от состояния печени. Для этого просил пациента удерживать мою рубашку вместе с поясом брюк, а сам поднимал правую руку вверх. Ткани рубашки от пояса брюк до рукава натягивались, не позволяя мне до конца поднять руку. Объясняя происходящее, я проводил аналогию, как подобным образом подсознание приводит в напряжение и фиксирует те мышцы, сокращение которых может вызывать движение и раздражение пораженного органа. Но, к сожалению, дальше демонстрации дело не доходило. И только позже пришло понимание взаимосвязи и взаимозависимости внутренних органов и мышц конечностей. На основании этого были разработаны новые приёмы, позволяющие более быстро и эффективно справляться с патологиями подобного рода.

При лечении больных с патологией желудка, поджелудочной железы, селезёнки я просил осуществлять движения левой рукой, так как она условно «привязана к этим органам. Хорошие результаты были получены и при лечении кишечника, почек, мочевого пузыря, матки и её придатков. При этом использовался тот же подход, только движения осуществлялись ногами, как двумя одновременно, так и поочерёдно, в зависимости от поставленной задачи.

Наряду с другими приёмами, например, с движениями головой и одновременным удержанием заинтересованных тканей, появился метод с подключением диафрагм тела, когда при одновременном воздействии на ткани, их образующие, производились пассивные и активные движения головой и конечностями. Это позволяло ликвидировать более тонкие (незаметные на первый взгляд) звенья патологической цепи болезни. Неоценимую помощь приносит этот методический приём и при ликвидации напряжённых фасций с передней грудной стенки.

ВЫВОДЫ

Метод диагностики и лечения, использующий глубокую пальпацию, массаж и висцеральную терапию, основан на взаимосвязях зоны пупка с внутренними органами и частями тела.

Метод прост, экологичен, позволяет добиться хорошего лечебного результата в кратчайшие сроки. Обязательным условием является сочетанная работа не только с тканями пупка, но и с выявленными проблемными зонами.

Метод лечения, основанный на сочетании техники ишемичес- кой компрессии внутреннего органа с одновременным движением, совершаемым головой или конечностями, представляет собой дальнейшее усовершенствование висцеральной хиропрактики. Он прост в исполнении, эффективен по результату и может быть использован в тех случаях, когда имеется сочетанная патология.